konceptnews (konceptnews) wrote in aftershock_4,
konceptnews
konceptnews
aftershock_4

Реальная направленность нашего типа "социального" государства



Для всех, интересующихся здравой экономической мыслью, будет интересна передача «Сухой остаток» на Finam.FM: 
Ведущий: Дмитрий ПРОНЬКО
Гость в студии: Оксана ДМИТРИЕВА, 
член комитета ГД РФ по бюджету и налогам, зам. руководителя фракции "Справедливая Россия", экс-министр труда

Из нее Вы узнаете:
- почему банкам в кризис "кассовые разрывы" ликвидировали, а они людям - нет;
- хохму как отчитались президенту об "увеличилось" финансирование образования на 16% (при 2% реальных);
- кого практически не затронет увеличение страховых взносов до 36% (угадайте с двух раз!);

И самое главное, они действиельно это обсуждают в Госдуме, но КАК! )
Оксана Генриховна делится с нами, не пропустите.
 

Ниже Дайджест самых интересных моментов, а полностью - читайте (слушайте) по ссылкам в конце поста.


«Кассовые разрывы» простых граждан



ПРОНЬКО: … На минувшей неделе была очень важная конференция по развитию ипотечного кредитования. Я, в общем-то, к банкам нормально отношусь, я не считаю их, там, жирными котами, худосочными, какими угодно. Но в докладе главы АИЖК господина Семеняки был очень интересный момент. …

Мы все помним 2008 год, когда у банков возникли так называемые кассовые разрывы, … и государство – этот кассовый разрыв ликвидировало банкам, предоставив субординированные, прямые и какие угодно вливания. Все были фактически спасены, не было крупных дефолтов, не было крупных банкротств. Но банки не поступили так по отношению к заемщикам. Выяснилось, что более 40% просроченных сейчас ипотечных кредитов возникли как раз в тот момент, когда у людей фактически возник кассовый разрыв! Из-за потери работы, и так далее. То есть, в связи с различными жизненными ситуациями, мы же помним все это, да?

Я вот что теперь хочу понять … Но если банкам была оказана поддержка, если им был ликвидирован кассовый разрыв, то почему они не поступили так же с людьми, у которых возникла подобная ситуация? Ведь, согласитесь, это закономерный вопрос.

ДМИТРИЕВА: Да. Во-первых, банкам никто не ставил эти условия. … [Вот, собственно, и всё, - прим. моё]




Налоговые реформы: а кто в плюсе?



ДМИТРИЕВА: Власть принимает очень дифференцированные решения. С одной стороны, на одни виды бизнеса, на отдельные отрасли, несильно, кстати, монополизированные, представленные, может быть, крупным, но не сверхкрупным бизнесом, они усиливают налоговую нагрузку.
Другие отрасли – это, прежде всего, сверхкрупный бизнес, представленный в определенных отраслях, те, кого мы привыкли называть олигархами, это финансовый сектор, это нефтегазодобывающая промышленность, экспортеры, это отрасли, где существует сверхвысокая зарплата, значительно выше, чем средняя зарплата по стране. Так вот, там нагрузка даже не увеличивается, а уменьшается.

[Речь идет об отмене с 2010 года ЕСН и замене его взносами во внебюджетные фонды. Суть реформы - в увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. С ранее исчислявшихся 14% для малого и среднего бизнеса и 26% - для среднего и крупного до 34% для всех]


ДМИТРИЕВА: …Так вот, там введена суперрегрессивная шкала. Что значит суперрегрессивная? Там она очень крутая, там две ставки: 34% и 0%.
[то есть при превышении заработной платы 453 тыс. рублей накопительным итогом уплата налога прекращается совсем, ставка – 0

ПРОНЬКО: Итак, чтобы было на слух понятно нашим слушателям, о чем идет речь…

ДМИТРИЕВА: Я вам сейчас поясню, все будет понятно. К примеру, если вы получаете 34 тысячи рублей, ну, или 37 тысяч рублей

ПРОНЬКО: В месяц.

ДМИТРИЕВА: …Да, в месяц, то с каждого рубля вашей зарплаты во внебюджетные социальные фонды выплачивается 34 копейки.


ДМИТРИЕВА: Да, с каждого рубля. Это на отчисления, то есть вот вам рубль, а 34 копейки – в фонды. То есть для того чтобы выплатить вам рубль вашей зарплаты, надо 34 копейки отправить в фонды.

Теперь, если вы получаете в месяц 340 тысяч рублей (или 370 тысяч рублей), – а такие оклады, они не эксклюзив в тех секторах, о которых я сказала – то вы платите во внебюджетные фонды 3,7%. То есть 3,7 копейки на каждый рубль вашей зарплаты. Потому что у вас из этих 370 тысяч рублей налогом облагается только 37 тысяч.

 если он [собственник бизнеса] платит себе каждый месяц 3,7 миллиона, то тогда на каждый рубльвыплаченной себе зарплаты он заплатит во внебюджетные фонд 0,34 копейки.

ПРОНЬКО: У меня нет слов просто.

ДМИТРИЕВА: Вот такая суперрегрессивная шкала. При этом этими взносами не облагаются: вознаграждения членов совета директоров, бонусы различные, опционы – все то, что платится из прибыли. С учетом суперрегрессивной шкалы более выгодные формы – это вообще через зарплату.

ПРОНЬКО: То есть то, что является доходом, но не является заработной платой в прямом понимании.

ДМИТРИЕВА: Да, то, что не включается в фонд заработной платы. Таким образом, даже по тем данным, которые предоставляет нам Пенсионный фонд, как он рассчитывает, выводится из-под налогообложения около двух триллионов из фонда заработной платы. Но на самом деле больше. Потому что у нас, опять же, очень неравномерное распределение фонда оплаты труда, и порядка 30% приходится на заработки очень большие.

ПРОНЬКО: То есть, 30% фонда оплаты труда получают люди с зарплатой свыше 100 тысяч…

ДМИТРИЕВА: Свыше миллиона.

ПРОНЬКО: Свыше миллиона?! Да вы что! Ничего себе!

ДМИТРИЕВА: Это не означает, что их много, этих людей.

ПРОНЬКО: Это понятно, но в физических-то объемах на них приходится

ДМИТРИЕВА: А по доле фонда значение очень большое. Потому что, еще раз привожу цифру, тут не только фонд оплаты труда – тут и другие доходы: так вот, есть данные Российской экономической школы о том, что на граждан с доходами свыше трех миллионов приходится 40% доходов физических лиц.

ДМИТРИЕВА: А таких граждан в нашей стране – 0,8%. То есть, это менее 1%.

ПРОНЬКО: Да-а. Я даже как-то опешил после таких цифр

ДМИТРИЕВА: Поэтому вот вы говорите, что бизнес загоняют, но на самом деле загоняют в тень определенный бизнес, неолигархический, скажем так.

ДМИТРИЕВА: Малый, средний, даже крупный. Среди вот крупных предприятий кто будет жертвой этих изменений? Это крупные предприятия обрабатывающей промышленности, машиностроение

ПРОНЬКО: Да вы что, подождите! А как же тогда с идеей отказа от модели сырьевой экономики?!

ДМИТРИЕВА: Вот как раз все налоговые новации последние они имеют обратный тренд: они как раз усиливают налоговый пресс на те отрасли как раз, в которых мы хотим осуществлять структурный сдвиг

ДМИТРИЕВА: … Очень искренним был Виктор Батурин, который на одной из дискуссий в прямом эфире, когда я полюбопытствовала, каков у него доход и как он его получает, сказал, что у него четыре миллиарда доход, и он получает это в виде фонда оплаты труда. … понятно, что у него будет очень небольшая налоговая нагрузка по единому социальному налогу, поскольку из вот этих четырех миллиардов он заплатит только то, что приходится на 453 тысячи.

ДМИТРИЕВА: А вы знаете, парадоксально, но против изменений ставок социальных взносов, категорически "против", голосовала только одна фракция: "Справедливая Россия".

ПРОНЬКО: И все?

ДМИТРИЕВА: Да. Во-первых, потому, что у нас хватило воли и, я думаю, квалификации, профессионализма, чтобы не поддаваться на шантаж со стороны правящей партии…

ПРОНЬКО: А в чем заключался шантаж?

ДМИТРИЕВА: Шантаж заключался в том, что заявлялось: "Вы что, против повышения пенсий?!

ПРОНЬКО: Слушайте, я действительно такую реплику на днях на Финансовом форуме России слышал от Алексея Кудрина! Это было реакцией на фразу либерала, кстати, Олега Вьюгина о том, что если мы говорим о модернизации, там, инновациях, и так далее, необходимо стимулировать бизнес, а не давить на него.


ДМИТРИЕВА: … возвращаясь к этим взносам в социальные внебюджетные фонды. Уже давно мы предлагали сделать шкалу плоской, то есть не повышать ставку, не делать ее 34-процентной: оставить 26%, но брать со всего фонда оплаты труда, плюс обложить взносами в социальные внебюджетные фонды определенные выплаты, которые идут из прибыли. В частности, эти выплаты – это бонусы и опционы менеджменту и вознаграждения членам совета директоров.

ПРОНЬКО: И какова реакция была ваших коллег на подобные предложения?


ДМИТРИЕВА: Отклонили.

ДМИТРИЕВА: … Их аргументация следующая. Но как же все будут платить плоскую шкалу, и будут большие отчисления у олигархов, у миллиардеров? Они потом потребуют очень большую пенсию. [Ну тот, что называется "пацталом", жгут наши законодатели]




Инновационный бизнес для чиновников



ПРОНЬКО: Но вот это увеличение для "сирых и убогих", которые неожиданно для себя оказались таковыми в эпоху модернизации экономики, я имею в виду предприятия с высокой добавленной стоимостью, переработку и так далее: чиновники, объясняя вам свои намерения, понимают, что они могут их тем самым выдавить в тень? Они понимают, что бизнесы могут просто закрываться? Я в первую очередь имею в виду даже малые бизнесы.

ДМИТРИЕВА: Вы знаете, во-первых, малый бизнес их, насколько я понимаю, волнует очень… мало.

ПРОНЬКО: Я чувствую, вы подбирали слова для того, как бы обозначить их отношение к малому бизнесу.

ДМИТРИЕВА: Далее. К инновационному бизнесу, насколько я понимаю, у них существует просто патологическая неприязнь. Это у всех тех, кто занимается нашим налоговым законодательством. Потому что президент хочет стимулировать инновационный бизнес, и они вынуждены отчитываться перед президентом о том, что они предлагают какие-то законы. Но вот сейчас самое последнее предложение по стимулированию инновационного бизнеса, предложение по налогам, только что внесенное в Государственную Думу, это, по сути, закон по дестимулированию инновационного бизнеса. Так что там просто патологическая неприязнь именно к научной сфере, к инновациям.

Что касается обрабатывающей промышленности, она, знаете, тоже слабо консолидирована, и ее лоббистские возможности достаточно ограничены. Поэтому я не могу сказать, что о ней тоже кто-то заботится.

ПРОНЬКО: То есть, с одной стороны, есть заявления, желания, или публичная, скажем так, составляющая, а с другой стороны – реальные решения, которые принимаются вот в части налогообложения.

ДМИТРИЕВА: Да. Потом, знаете, первые лица они же сами как бы балансы не считают и законодательство не пишут. Допустим, мы говорим о президенте Российской Федерации: в тех вопросах, где он сам является специалистом, по законодательству, по гражданскому законодательству, по уголовному праву, да даже по избирательному законодательству, по юридической части, там есть очень дельные предложения, по которым мы голосуем преимущественно "за". Но вот налоговые вопросы – это отдельные вопросы, экономические, бюджетные.




И на десерт моё любимое (спецом от дядюшки Фурса)


«Хохма» с увеличением финансирования образования



ДМИТРИЕВА: Это компетенция правительства, и чтобы понять, что реально скрывается за красивым названием, нужно все-таки либо самому быть специалистом именно в этой области, либо необходимо сделать так, чтобы с тобой работали объективные, не ангажированные специалисты, чтобы они очень четко и своевременно предоставляли информацию.

Хочу привести пример. Вчера была встреча президента с руководителями фракций Государственной Думы, где рассматривался вопрос бюджета. ... Президент … говорит: "Ну, по бюджету могут быть разные точки зрения, но одно там есть – там есть приоритеты: образование и здравоохранение. Финансирование образования увеличивается на 16%, здравоохранения – на 8%".

ПРОНЬКО: Так.

ДМИТРИЕВА: Если смотреть на эти цифры по бюджету – да, действительно, графа об образовании в сравнении с соответствующей графой предыдущего года увеличивается на 16%. Дальше – там же классификация? – смотрим.

ПРОНЬКО: Расшифровка пошла.

ДМИТРИЕВА: Да, и начинаем разбирать. Затем мы запросили и получили специальную табличку из министерства финансов, потому что мы не могли разобраться. И они, видимо, дали свои те документы, по которым они сами смотрят. Не по коды, а документы, по которым они сами анализируют. Так вот, финансирование базовых функций там уже демонстрирует рост на 12%.

Дальше, начинаем разбираться с системой высшего профессионального образования, смотрим, какой там был рост. Рост там – на 30 миллиардов, если не в процентах, а в деньгах говорить. Эти 30 миллиардов дают уже не 16%, а 11% с копейками. Из 30 миллиардов 10 миллиардов – это вот этот социальный налог. То есть это увеличение тарифов страховых взносов. Потому что там же зарплата, в образовании, не составляет четыре миллиарда?


ДМИТРИЕВА: Там все зарплаты – до 37 тысяч. То есть, они все по полной программе должны заплатить 34%. В целом по системе высшего образования это 10 миллиардов, так? Тогда уже рост по системе высшего образования мы получаем всего лишь 7,6% при инфляции шесть с половиной…

ДМИТРИЕВА: Значит, уже 7,6%. Затем мы вычитаем отдельно вот из этой суммы, которая идет на высшее образование, сверхбольшое, необоснованное финансирование федеральных национальных университетов, куда ни МГУ, ни ЛГУ не входят, субсидии автономным организациям ... И тогда вся остальная система высшего образования, включая Санкт-Петербургский университет, включая Московский государственный университет, финансируется с увеличением лишь на два процента.

ПРОНЬКО: Так и хочется сказать: пусть радуются хоть такому финансированию, увеличению на два процента.

ДМИТРИЕВА: Да, два процента при официальной инфляции в шесть с половиной.

ПРОНЬКО: Да, вы меня убили этим десятимиллиардным, но, скажем так, социальным взносом.

ДМИТРИЕВА: Да. И это только по системе высшего образования. Но, понимаете, я же к президенту не могу придти и рассказать, что, мол, Дмитрий Анатольевич, вот видите, вам написали 16% – так оно и есть, если мы одну цифру поделим на другую, но теперь давайте разбираться.




От ИЦ "АФТЕРШОК" - КОБ
Читать и слушать: http://finam.fm/archive-view/3390/
Скачать: http://i.finam.fm/mp3/uploads/archiv...2010_12_02.mp3
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments